Яне Яковлевой

      Уважаемая Яна Викторовна!
     С большим интересом прослушал сегодня по радио беседу с Вами по поводу Вашей книги и Вашей организации Бизнес-солидарность, и поскольку в какой-то степени я предприниматель, мне близки были и Ваши слова и правда о проблемах, касающихся бизнеса в стране, сам, конечно, испытал, знаю и помню, но поскольку я еще и писатель, причем писатель давнишний, начавший писать еще задолго до предпринимательства, вечно задающий себе вопрос «зачем?» и «почему?» (хотелось бы, чтобы Вы прочли хотя бы мою «Фабрику миллионеров», хотя бы в электронном виде в том же интернете, хотя бы на моем же сайте), и поскольку я привык смотреть со стороны и на себя, и на свою деятельности и задавать себе еще и вопрос «прав ли я?» - мне и хочется в связи с услышанным от Вас задать и себе, да и Вам, вопрос, а именно: когда мы говорим, что государство нам враг, не выполняем ли мы какую-то злую волю? Признаюсь, что точно так же готов вместе с Вами под Вашими словами подписаться и государство подчас ненавидеть и винить его во всех наших бедах, но не слишком ли мы перегибаем палку, не наговариваем ли этим на всю страну? Являемся ли мы в эти моменты объективными?
       Естественно, если Вы из этих зарубежных грантополучателей, имеющих конкретное задание у нас в стране, то, конечно, вопрос мой праздный, не по адресу, бессмыслен, грантополучатель выполняет тут задание, свою работу, и что с него возьмешь? Но мне кажется все же, Вы искренне русский человек и искренне боретесь за правду и правое дело, поэтому я и хочу Вас спросить, не приходило ли Вам в голову, что мы все в своей стране какой-то не афишируемой и почти не обнаруживающей себя, можно даже называть, таинственной, наверное, в большей степени еще и внешней силой разделены на группы, на враждующие группы людей, отдельно группу предпринимателей, отдельно полиции, отдельно чиновников, отдельно врачей, ученых, военных, отдельно газовщиков и нефтедобытчиков, отдельно энергетиков и отдельно потребляющих эту энергию, отдельно людей министерства железных дорог, и отдельно пассажиров и так далее, и каждая отдельная, обособленная группа борется за себя, и все мы брошены этой силой как скорпионы в банку, в которой и грызем друг друга, ненавидим друг друга, устраиваем стенку на стенку, создавая своими идеями, нетерпимостью и правдокопаниями невыносимую в стране жизнь. И все за правду, за веру, за идеи. Не приходило ли Вам такое в голову? Чуть ли не мечтаем о гражданской войне, о новом перевороте, смене руководства, о том, чтобы отправить часть населения на нары с тем, чтобы другой части населения можно было сносно жить. К примеру, Вы, да и я тоже, мы, вот, предпринимательский корпус обеляем, к своему цеху относимся с пониманием, как же, ведь свои… - а правоохранительный и чиновничий корпуса ругаем, считаем всех за вурдалаков, за врагов. Я верю, что Вы лично, как предприниматель, честный и порядочный человек, но в то же время, согласитесь, и среди нашего предпринимательского корпуса масса гнусных людей, бандитов, не будем уж закрывать на это глаза, как образовывалось наша предпринимательство в стране и кто во многом стал миллиардерами, мы знаем, мы это проходили, может быть, как раз каждый шестой из нас и должен сидеть в тюрьме? Может быть, каждый шестой, по вашей статистике, предприниматель, который сидит, это и правильно, просто сидят не те люди, сидят как раз не бандиты и не миллиардеры, запачкавшие руки в крови, а чаще безвинные люди. А с другой стороны среди правоохранительных органов, неужели все вурдалаки? Когда присмотришься, ведь нет, и среди них попадаются порядочные и даже героические люди, может быть, такие же порядочные и идейные, правдолюбивые и героические, как и Вы, иначе бы совершенно было невозможно существовать и даже и Вашей правозащитной деятельности был бы положен конец, просто мы их , порядочных, как-то не видим, не замечаем, или как естественное явление стараемся опускать, а ведь если пристальнее посмотреть, то они есть. Не перевелись, есть. А если еще шире взглянуть, то ведь вокруг люди - это все свои. Люди со своими слабостями, своими стремлениями, своими подлостями и достоинствами, желаниями и неудачами, обидами и правдами, но это наши русские люди, даже бандиты и те наши, люди нашей страны, россияне. Мы все время считаем, что все у нас гнусно, а вот на Западе хорошо. Что все менты у нас сволочи, а там даже полицейские не продажные, кристально честные, а ведь это не так, в нашей стране, стране бывших правильных комсомолок, девушек с зашкаленным чувством правильности и справедливости, порядочных и идейных людей продолжает рождаться, пожалуй, как раз гораздо больше, чем где- либо в мире. Потому-то как раз госдепартамет США и ЦРУ, проанализировав контингент нашей страны, умно использовали и использует этот бескорыстный идейный момент наших бывших комсомолок в своих экспансистских целях. Я думаю, не надо уже объяснять, что эти западное дружелюбие и искреннее желании помочь нам, как, впрочем, и всем на земле, во многом красивая поза и чаще всего скрывает за собой корыстные цели и деятельность таких людей как Сорос, в конечном счете, их дружелюбие оборачивается ложью и провокациями, мы уже не обманываемся, мы за двадцать лет цену этому дружелюбию узнали. А у них у самих разве там все справедливо? Никто не наживается на бедах слабых и подчиненных? У них не происходит заказных убийств, не убивают президентов, не устраняют неугодных? Не стравливают народы друг с другом, не сколачивают состояния за их счет, не проводят аферы и махинации, не дают взяток, не защищают, скажем, особо отличившихся в разграблении нашей страны бандитов, охраняя их, как миллиардеров, где-нибудь в Лондоне, не ставят на своих же людях эксперименты, вводя, допустим, в широкое употребление продукты на основе модифицированной сои или не до конца изученные по своим воздействиям на человеческий организм микроэлектроволновые устройства, которые во всю мы используем в быту (взять те же мобильные телефоны) и последствия воздействия на нас которых мы не знаем, а исследования в этой области блокируются производителями, потому что производство подобных устройств приносит баснословную прибыль, колоссальные деньги, а силу денег не перебить, и не противится ли тот же хваленый свободный Запад в лице транснациональных нефтяных компаний изобретению бестопливных двигателей или двигателей, не использующих ископаемого топлива? Разве всего этого там нет? И не увлекаемся ли мы, расписывая преимущества и достоинства Запада, беря его во всем за идеал, и критикуя у нас любую мелочь? Причем, критикуем чаще всего именно мелочи и всегда говорим, что во всех этих мелочах виновато именно государство. Что не тот закон, не так сделано, не те люди у власти, потому что виновата всегда власть. С самого зарождения нашей страны не одну сотню лет виновато всегда государство. В то время как государство это еще и мы. А значит виноваты и мы, и страна, и территория, и наши предки. Которые, как модно теперь поговаривать, заслужили своих правителей. И наша национальная принадлежность… Значит правильно, что надо стыдиться своей страны и своего народа, и жалеть, что мы вообще родились в этой проклятой Богом стране России. И детям это объяснять, воспитывая комплекс ущербности. В отличие от гордости за свою страну, как делают в каждой стране мира. Но если в нас есть, присутствует, не только личностное отдельное желание выбиться в лучшие, то есть стать лучше других, лучше соседей, сокурсников, лучше сограждан в своем городе, не только желание заработать много денег и, причем, как можно больше денег, вложив в это свои способности, свой труд, массу энергии и хлопот, в отличие от тех же сидевших на лавочках предков, но если сохранилась еще и любовь к этим своим предкам, к своим скромным малодеятельным нерасторопным пращурам, своим родным, к своим школьным товарищам, к сосенкам и березкам, к которым мы привыкли с детства, к русскому языку, который мы впитали с молоком матери, если сохранилась еще любовь к своей стране, не приходят ли нам мысли, что надо свою родину (смешно сказано, правда?) жалеть, что надо сострадать и чем-то помогать ей? И не только обличениями и противодействием государственной машине в погоне за ценностями и образцами Запада, противодействием нашей же госмашине, своей российской руководящей элите, чего, видимо, и ждут другие государства, отстаивающие свои национальные интересы на нашей территории и желающие эту национальную управляющую элиту собой подменить.
       А ведь можно было бы найти в нашей жизни и положительные моменты, на которых могла бы отдохнуть душа. Но нет, мы не ищем, для нас все плохо, даже средства массовой информации нам ничего отрадного не несут, в них только перечисления несчастных случаев и преступлений, мы даже и не знаем в стране друг о друге ничего хорошего, как будто ничего хорошего и не существует.
      А ведь государство неоднородно. Вот, например, член неприятной нам всем партии, которую мы все поносим, Единой России, этого сборища продажных чиновников, тот еще клан, очередная обособленная группировка, разбазаривающая страну, Евгений Федоров, засылает в госдуму на рассмотретние законопроект о запрещении государственным чиновникам иметь собственность за рубежом, по аналогии с уже принятым постановлением о подобном запрещении для чиновников ФСБ. В этом году чиновникам ФСБ было запрещено иметь за рубежом собственность. К декабрю ФСБшники обязаны все продать и закон исполнить. Много спорного, недоверие, что Федоровский законопроект пройдет, но ведь как предложение это хорошо, согласитесь, было бы прекрасно, если бы госслужащий жертвовал чем-то, идя на службу. И им не могли бы манипулировать из-за рубежа тамошние власти, шантажируя отъемом собственности. Ведь вызревает что-то в этом государственном аппарате и положительное. Что-то делается в стране. В этой же госмашине. Но мы не замечаем, не поддерживаем, не интересуемся даже, не относимся с пониманием, мы все больше эту госмашину ненавидим. Даже и не слушаем, что она нам говорит. Демонстрации устраиваем, на Болотную площадь выходим, опять революции добиваемся, смены власти, не делая попыток взаимодействовать с существующей властью, что-то реконструировать, предлагать. И не являемся ли мы в этот момент инструментами, марионетками в руках посторонней силы? Ненавидящими свою страну, свой народ, свое правительство, любое правительство, власть, президента?
      Вы бескорыстно с энтузиазмом боритесь с подложными экспертизами, поддерживаете пострадавших от властей и вдохновляетесь на борьбу. Стоите за предпринимателей до последнего, за своих. Невзирая на то, что и среди них могут быть подлецы или не очень порядочные люди, не брезгуете ими, чувствуете их своими все равно. Но почему же не считаем мы по подобию своими и всех остальных в стране? И обиженных, и подловатых, и слабых нравственно и физически, и так же не относимся к ним с пониманием и снисходительно, многие недостатки им прощая? Это ведь тоже наши. Ведь мы все, если не русские, то хотя бы россияне, люди, имеющие одну территорию для жизни, одну родину, одну историю, соотечественники. Не задавались Вы никогда таким высокопарным вопросом, что правильные комсомолки, что коня на скаку остановят и в горящую избу войдут, если они никогда не сомневаются в своей правоте и последовательно, ни на шаг не отступая от своих принципов, упрямо движутся к цели, то цели своей они, конечно, добиваются. Но победа эта не будет ли победой на пепелище? Не может же быть Вам это все равно?

      А может быть, я не так понимаю, и Вы защиту миллиардеров березовских тоже причисляете к сфере Вашей деятельности по защите бизнеса и своим долгом и предназначением? Для меня, вот, убийцы, заказывавшие физическое устранение своих конкурентов или мешавших их деятельности людей, остаются убийцами, но не предпринимателями, и их теперешний статус миллиардеров не оправдывает их преступлений, для меня наличие огромных денег не делает человека чище и порядочнее, и юридическая давность лет это для меня не оправдание. Других же миллиардеров в тех «мохнатых», как говаривал Ходарковский, девяностых и не было. Поэтому я и Прохорову, которого сейчас подняла на щит оппозиция, не верю, не верю точно так же как большинству единоросов и чиновников, и советникам президента, да и президенту не всегда, но и Прохоров у меня вызывает сомнения. Как можно забыть, как делались миллиарды тогда? Норильск-никель строила вся советская страна, он создан на костях заключенных, те же мои деды закончили жизнь в Нарлаге, и они, я это понимаю, и были норильского комбината строителями. А что построил Прохоров? Что сделал он, чтобы стать собственником построенного на костях моих дедов комбината? Я должен считать, что это справедливо, и его права на достижения всей страны должны быть приняты безоговорочно? Нет, чтобы я ему поверил, ему надо сначала оправдаться. Как и Ходарковскому, доказать, что он не повинен в разрушении моей страны и не несет ответственности за тотальные убийства людей, если не в тридцатые-сороковые годы, то хотя бы в девяностые.
      Вы провели немалое время в тюрьме, но в конце концов Вас выпустили, все же Вы победили, и мало того, ваш бизнес вам сохранили, не отняли. Разве Вы не чувствуете разницу с девяностыми годами?.. В том городе, где у меня сейчас бизнес, была конфетная фабрика, на которую положила глаз в девяностых какая-то продвинутая московская компания, сменившая к тому времени уже всю свою технологию в угоду Западу на их западно-европейскую, то ли «Рот-фронт», то ли «Красный октябрь» или еще какая-то, не берусь быть точным, все они сейчас вместе со своими брендами прибраны иностранными инвесторами к рукам и не являются, похоже, уже нашим достоянием. Но директор-женщина в нашем городе не позволила присоединить свою фабрику к холдингу, она была неподкупна и, как тогда говорилось, являлась главой трудового коллектива фабрики, она не хотела подвести руководимых ею людей. Тогда ее просто убили. И конфетная фабрика сейчас входит в сферу влияния московских инвесторов и технология тоже западная, старого советского шоколада, как Вы знаете, у нас в стране уже нет. Таким же путем был устранен и директор местного виноводочного завода. Вот как бы поступили с Вами в девяностых. И жаловаться было бы некому вообще. И за правду бороться. Разве Вы не чувствуете разницу? И считать что у нас все жутко в стране, и именно сейчас жуть, и для бизнеса тоже жуть, это все равно что сравнивать теперешние протесты против приговора в отношении пресловутых «письки-райт» (ну, надо уж называть вещи своими именами и не прятаться за иностранными словами, а стремиться к достоверности) с тем отсутствием даже возможности протестовать в девяностых не только против несправедливостей, но и против тотальных убийств, подчеркиваю, убийств, не говоря о других творившихся на глазах у людей вопиющих преступлениях! Не было возможности даже пикнуть! Да что Вы, как можно возмущаться и считать, что у нас сейчас жуть. Что все плохо, что государство мерзостно. Что же мы молчали тогда, пятнадцать лет назад, что нас останавливало? Даже стыдно становится своей тогдашней трусости!
       Вот поддержать бы массово проект Федорова по чиновникам, выйти на Болотную и потребовать. Продавить закон. Тогда бы даже Путину дочь пришлось вернуть на родину. Даже его бы это задело. Но нет, нам надо власть валить, не меньше, перевороты делать, надо государство держать врагом, конструктивно мы действовать не в состоянии, мы будет только скандировать «Богородица, Путина убери!»… Меня поражает, где ж была Болотная площадь в девяностых? И почему тогда не было зарубежной поддержки в борьбе с тогдашней преступной, погубившей всю нашу страну и доведшей население до грани нищеты властью? Почему эта помощь и эта поддержка и наши горячие протесты возникли именно сейчас, когда как раз не так уж по сравнению с девяностыми все беспросветно и президент не такой тупой и преступный, как тот в те времена, не происходит ли это как раз под воздействием этой третьей таинственной не обнаруживающей себя и загадочной внешней силы, преследующей в нашей стране какие-то свои корыстные цели? Я ведь это не в упрек Вам высказываю. Я ведь и сам такой, ищущий правды и справедливости, и пытающийся вносить свою лепту в борьбу с «режимом» своими текстами. Но иногда задумываешься, а не являемся ли мы все марионетками в какой-то большой игре, может быть, даже глобальной игре, смысл и игроков которой мы ни увидеть, ни осознать толком не в состоянии. И понимаем то, что нас совершенно откровенно использовали, только лишь много позже, по прошествии десятилетий. Когда нас охватывает отвращение к себе, своей былой деятельности, к своим убеждениям, своей правоте, своим достижениям и победам, порождающим в нас большое время спустя лишь депрессию и раскаяние.
      Еще раз с уважением,
      Алексей Михеев, писатель.

      А книгу Вашу прочел с величайшим интересом, не отрываясь. И знаете, что я подумал, когда читал Ваши размышления о жизни, возникшие в тюрьме прозрения, неожиданные открытия, новые чувства по отношению ко многим событиям в Вашей прежней жизни, неожиданные для самой перемены в отношении к людям, переоценке ценностей, я подумал, что когда-нибудь Вы придете к мысли, что время, проведенное в тюрьме, было самым содержательным периодом Вашей жизни. Как это ни парадоксально, может быть, даже цинично и неожиданно звучит, но мне кажется, что когда-нибудь Вы будете вспоминать об этих месяцах даже с удовольствием, потому что более сильного и важного в Вашей жизни уже не будет, потому что это Вам такой подарок, потому что Вы не просто избалованная жизнью и родителями удачливая пустышка, которых, в общем-то, полно вокруг, Вы из разряда искренне думающих людей. Вам это было надо. Для думающих людей просто удачливое существование это рутина, а подобные потрясения, в конечном счете, являются для них главным, как бы наружно они этого не сторонились. Достоевский, например, воспоминаниями о своей каторге жил всю оставшуюся жизнь. А уж сколько он там сделал для себя открытий!.. Создатель, видимо, нас нередко перемещает из размеренного налаженного образа жизни в ситуации, где мы все переосмысливаем и открываем для себя иные горизонты, с тем, чтобы дать нам новый опыт, чтобы мы задумались, чтобы доказать нам, что жизнь это не просто приятное времяпрепровождение, к чему мы стремимся без конца. А жизнь, и самая главная радость от нее, это возможность задуматься и постараться познать ее сокровенный смысл.
      Удачи Вам на Вашем благородном поприще!