Восхитительному Эдуарду Лимонову
 
    Эдуард, как можно человеку, написавшему восхитительный роман «Это я, Эдичка», который мы воспринимали в конце советского периода нашей истории как новое слово в русской литературе, который расценивали  как упоительный бодрящий  глоток адреналина,  как новшество, как художественное достижение, как изысканный стиль, как завораживающий акт свободы и самовыражения, роман являющийся достоянием русской словесности и полный откровенного презрения, если ни ненависти,  к Соединенным штатам Америки, к стране, жизни в которой Вы отдали достаточно много времени, к этому толстозадому,  с ограниченным сознанием и терроризирующему весь мир держиморде,  как можно человеку,  каждой очередной книгой подтверждающему  свое право называться ярчайшим явлением в русской культуре, да и явлением в мировой культуре вообще, эрудированнейшему, образованнейшему – в настоящем, не начётническом  смысле этого слова -  самобытнейшему умнейшему художнику, борцу и провидцу, как можно не видеть,  что главным  врагом нашего общества, как и других стран на земле,  остаются все те же америкосы, их  Белый дом, их военно-промышленный комплекс, их образ жизни, их госдеп. Почему Вы,  борясь с режимом  нашей страны, находясь именно нашему руководству  в оппозиции, упускаете тот факт, что режим создан именно теми же Штатами, и бороться с их марионетками бессмысленно? Что, борясь с их ставленниками в виде нашего коллаборационистского госаппарата, вы размениваетесь на пустяки?
     Когда Вы воевали в Сербии, вы же знали, с кем воюете. Как знает, кто их победил, да  и поработил, лишив независимости, сейчас  весь сербский народ. Почему Вы здесь, в своей стране, в которой,  как бы Вы ни исповедовали ницшеанский индивидуалистический культ героя, Вы являетесь все же ее  лицом, ее полпредом, чисто русской личностью,  на сто процентов, плоть от плоти, кровь от крови ее, поскольку никакая  другая страна, кроме России,  не дает таких многогранных героев. Почему Вы в своей стране забываете про самого главного, победившего нас, как и Сербию, да и весь мир,   воевавшего против нас больше сорока лет врага?    Только лишь потому, что его победа не так заметна, не так выпирает как в Сербии, а нагло  замаскирована под победу  либеральных ценностей? И потому что над нами нет американских Стелсов?  Так ведь это роли не играет, страна все  равно побеждена, поставлена на колени, разоружена, разграблена, разрушена, унижена, изнасилована, и именно Штатами, и без всяких Стелсов!  
    Ведь в Вас, в харизматичной личности, огромная сила! За Вами идет народ. Вы ведь не только кабинетный работник, вы еще и уличный трибун, прирожденный лидер  национально-освободительной борьбы. 
    Неужели акты противостояния (кстати, красиво задуманные) тому же  произволу латвийских властей, являющихся всего лишь моськами  США, нетерпимость к засилью в стране инородных элементов  и бойцовское отношение к проамериканскому отечественному режиму являются более важными  вещами, чем акции, какие могли бы быть в адрес наших могущественных, двадцать лет унижающих нас,  хозяев из-за океана?  Неужели Вы не придумаете, как обратить свой воинственный гений на них в старании освободить от их зависимости не просто наш продажный  госаппарат, а и всю страну? С коллаборационистами ведь не разбираются во время оккупации. С ними победивший народ разделывается только потом.  И  Россия  ведь не Франция, которой сбросить коллаборационистский режим помог Советский Союз. России  помощи ждать неоткуда. Второго такого Советского Союза не существует. И кроме русских,  узурпатору и угнетателю, как в свое время победоносным войскам фашистской  Германии,  противиться ведь больше никто в мире не будет. Только Россия. И опереться она в состоянии лишь на свои силы, которые мы бессмысленно транжирим в междоусобной борьбе. 
    Все ведь не вечны, и Вас тоже ожидает старость, не будете ли Вы жалеть через десяток-другой лет, что растратили свой  пыл и лучшие напряженнейшие годы жизни вместе со своей партией и своим лимоновским движением, а там и недалеко движением нацболовским, не на самую главную задачу, какая стояла перед страной? Не на самую трудную, не на самую ответственную? Тем более что лидер коллаборационистского режима,  этот наш марионеточный президент, поставленный госдепом, с маниакальной настойчивостью целый год твердит о своей готовности работать в направлении освобождения от власти госдепа, рискуя даже кое-каких существенных вещей достичь. Что-то у него там, в голове, произошло, что-то втемяшилось, и он без конца производит  какие-то волны. Он призывает ему помочь в национально-освободительном вопросе.  Почему не испытать его искренность? Кто что теряет?  Почему не попробовать нащупать точки взаимодействия и на этапе борьбы за независимость страны (что гораздо важнее всего остального прочего)  не оставить распри и доказательства своей правоты, и не найти,  пусть свой собственный, но способ борьбы в освободительном движении? 
 
    Страна, какой бы она ни была, до какой степени развала и деградации не доходила, если она выживет, если она вывернется из-под насильника, пусть не сейчас, пусть не сразу,  пусть только потом, но она все равно  оценит вас, своих героев.   
 
Ваш почитатель,
А. Михеев


См. на этом же сайте"ПИСЬМА СТАРШЕМУ СЫНУ"
См. на этом же сайте"Письмо Захару Прилепину"