Пелагея 2

20.11.12
 Я Пелагею увидел и услышал первый раз в Комедии-клаб (признаюсь в грехе, что смотрю иногда этот мерзопакостный клуб, они, подлецы, остроумные все-таки). Она была среди приглашенных молодых именитых гостей, которых ребята зазывают в студию для свежевания, этакого бескомпромиссного унижения, оскорбления, сдирания лоска, блеска,   не взирая на лица и звездность, юмористическое бичевание, которое,  как обычно, с совершенством  проводил Павел Воля, оттягивая знаменитостей, как простых школьников.  То же случилось и с Пелагеей, после ее отделки он еще саркастически попросили ее что-то спеть из нового альбома. И она, не став ломаться,  спела одну фразу. Всего одну фразу, после чего  я, сразу бросив все дела, полез в  компьютер. Чтобы  найти ее в Интернете. И нашел. И понял, что я иногда  слышал этот голос  по радио, скажем,  в машине, просто не знал имя певицы, отмечая все–таки что-то  хорошее в русской эстраде и попсе. Отложились в памяти «Я ехала домой», «Валенки», «Казак», «Мамка», еще кое-что,  просто я не знал, что это один и тот же человек. Но тут все сложилось в одну общую картину, а  через несколько дней прослушивания роликов  в интернете  у меня сформировалось и мнение. Я все соединил и до сих пор остаюсь в восхищении. Слушаю ее без конца.

23.11.12
В Крокус-сити на презентации их «Вишневого сада» была  ужасная акустика. Я думал, что это просто от преизбытка децибел, поскольку сидел в самых первых рядах   партера справа,  близко к динамикам, и даже где-то разочарование постигло, потому что в записи голос был лучше. А тут я обрадоваться  не смог, хотя пришел именно за восхищением, даже программу из-за этого не воспринял по достоинству.  Хотя саму идею «Вишневого сада» и старания, вложенные в программу,  оценил вполне, к концу только, приобвыкнув с громкостью, стал вчувствоваться. Хотя в  смущении пребывал все равно. Но потом услышал кое-какие  саунды из Крокуса в Интернете и понял, что качество звука оставляло тогда на самом деле  желать лучшего. Что-то было не так. В то время как другие записи из Крокуса были  вполне сносны. Что же это было?..  Зачем, почему?..

26.11.12
Валенки с этим попсовым фоном, оскорбляющим вкус правильный ценителей, да и ее попсовые, не традиционно русские, даже сказать -  нерусские движения, нетрадиционное  поведение ее на сцене во время исполнения русской песни можно воспринять иногда даже как оскорбление,  как  оскорбление народности, как профанацию. Но дело в том, что для нас эта народность -  святая вещь, являющаяся прошлым и неприкосновенным, чем-то незыблемым, этакой иконой, которой мы в состоянии только молиться (если еще помним слова)… Является этакой прародиной, которую мы уже не знаем, но ценим как свою историю и прошлое,  к которой относимся с великим почтением, с пиететом, ревностно,  как к родине с большой буквы, как к отечеству, оставленному нами уже давно и навсегда. А она в этом прошлом, в этом отечестве, в этой утерянной для нас  родине,  живет. Органичной и полной ощущениями жизнью, насыщенной событиями и неведомыми нам уже тонкостями и деталями.  И счастливо вполне живет.  Она, можно сказать даже, вся оттуда, из нашего отечества, и поэтому вольна вести себя в нем так, как ей заблагорассудится, точно так же как мы себе позволяем  вести себя в непонятно каком отечестве, назвать бы его: между волком и собакой, -  в котором живем сейчас, то есть в отечестве, в свою очередь,  своем. Ее отечество - это ее отечество,  а не наше. И нам не критиковать ее надо за нарушения табу или каких-то стереотипов и представлений, а идти за ней,  она чувствует эту нашу Россию гораздо сильнее и глубже, чем мы, способные смотреть на Русь лишь как на музейный экспонат со стороны, ну и сдувать с нее пылинки. Что мы вообще можем, упыри! А она обитает  в нашей  России так свободно, как нам никогда уже не жить.

27.11.12
 Движения у нее забавны и умилительны. Сейчас правда повзрослела, и они стали более взрослыми, но дозамужние были просто трогательными, хотя и имели свою своеобразную хореографию (мама старается?) и свой смысл. И  все равно и сейчас, взрослая, она продолжает обладать главным выделяющим ее из всех поющих артистов свойством – это полным  отсутствием в своих движениях секса. Вот именно секса. Подсекса. Не чувства, не чувственности и даже не эротики, не страсти, не об этом  речь, а того, что существует у нас сейчас в обществе, заимствованное  как калька у Запада, где значение этого слова, как, собственно, и явление, кстати, не так резко и грубо, а намного  мягче, без нашей излишней откровенности и навязчивости,   поскольку в английском языке слово sex многозначно и имеет главное значение – это «пол», женский и мужской пол, и только потом  производное значение, говорящее обо всем связанном с ним. Но у нас эта калька взята только с единственного образного  значения этого слова и представляет собой единственное всем известное действо, характеризующее всю теперешнюю моложенную, да и не только молодежную  жизнь, проходящую именно и исключительно под знаком секса.
 Как было в нашу переломную эпоху  с матом, когда он  начал  в девяностые активно входить в обыденную и в литературную речь. Мат входил все же туго, при всем том разгуле  свободы и демократии, он не смог окончательно завоевать речь и умы.   Поначалу западные фильмы у нас дублировались впрямую, прямым текстом,  особенно те, пиратские, дублированные   гнусавым голосом, чтобы избежать идентификации, но потом даже пиратские отказались от аутентичного перевода, и английский мат стал переводиться эвфемизмами, например, fuck сейчас при озвучивании переводится как «черт». Забавно ведь, герой американского фильма говорит fuck you, а у нас это переводится черт с тобой, комедия!.. Однажды я даже старшему брату, не знающему английского языка и раболепно преклоняющемуся перед Штатами (он инженер &‐ а инженеры  перед высокой технологией всегда преклоняются, по поводу чего мы с ним ругаемся до посинения) вынужден был объяснять, что fuck значит. Он не поверил, пока я не отослал его к Гуглу. Это его очень озадачило, подпортило святое отношение к Америке (он не ругается матом совсем, даже в художественном смысле, для образности,  для красного словца, на что  меня все-таки иногда  разносит, и терпеть не может матов от людей в своем присутствии, такой вот чистый «непродвинутый» человек, так нас воспитали родители), очень он расстроился от этого  открытия, его восхищение свободной Америкой несколько пострадало. Так вот, русский язык все же очистился от буквального перевода иностранной табуированной лексики, не переварил ее, не воспринял матершину дословно, поставил все равно ей  какой-то заслон, свобода свободой, демократия демократией,  но языку нашему не свойственно смешивать стили, и в художественный,  литературный и в  разговорно-литературный язык  мат не проник. По крайней мире, недостаточно сильно. Видимо, слава Богу,  не настолько мы хотим быть демократичными, нам приятно быть немножко консервативными. Нас это греет.  Так вот, мат язык не освоил, не принял его как нечто непредосудительное и совершенно естественное,и даже свободолюбивые западные фильмы тут не помогли. А  вот слово секс под каким-то социальным нажимом язык в себя вобрал, придав этому слову только на русском языке существующее значение,  и образовал    этакий выродок, этакий абортный волапюк, далеко нетождественный английскому sex.  Нечто зловещее…  Чем и испортил всю картину любовных отношений в современной  молодежной России.  
  И вот  именно этого в движениях Пелагеи нет. Абсолютно, даже ни в малейшей степени, как будто у нее иммунитет. Она может как угодно подпрыгивать, двигаться, употреблять европейскую манеру, изображать попсу и рок, производить эпатажные  вещи, или движения ведущие свою  линию от африканских откровенно эротичных танцев, от пластики фламенко, от  танго,  - одна очаровательная своей откровенностью ламбада у них что стоит… После чего задумываешься иногда: Боже, сколько в современных песенных клипах все же  тела, не голоса, а именно тела!..  - Пусть ее движения могут быть озорными, вызывающими, не идущими  от русской традиции, не от матрешек и пластики танцев в хороводах и  вприсядку, не от гопака и игры в  ручеек.   Но, тем не менее,  они у нее все равно лишены подсекса. Они у нее целомудренны. Не то слово, то, что она делает, вне моральной категории, просто они у нее естественны и  окрашены русской простотой. Не пошлы.  И повторяю,  своя хореография. Не западная и не старорусская. Она гениальна, Пелагея. Или все же это мама старается? Они гениальны обе.

28.11.12
   И потом песня песне рознь. Многое у нее зависит от    чувства.  От того, как она отдается  песне в данный момент, какое у нее настроение, что случилось днем, даже в каком возрасте песню пела. Конечно, у нее очень сильная связь голоса и внутреннего настроения.    Это можно сказать: риск издержек неиспользования фонограммы. В фонограмме было бы все одно, самое лучше. Но  она поет каждый раз живьем. А живьем не каждый раз получается лучший вариант. А очарование ее исполнения, ее голос, похоже, еще и мистически и жестко завязан  именно с насыщенностью чувством, искренностью, и голос ее красивый остается просто красивым голосом, когда достаточного чувства нет. Или нет  возможности  это чувство отдать.   Есть  два варианта того, что все записи ее  исполнений в Интернете  очень разные, либо её не хватает на все выступления, поскольку она, выпеваясь с такой силой, выплескивает столько энергии,  что запас своей энергии теряет, растратившись, а значит и теряет и специфику своего божественного голоса, жестко связанную с энергией, а на восстановление нужно время.  Либо она, как очень искренний человек ,  который хочет каждый раз спеть немного по-новому, поскольку ей противен автоматический фонограмматический повтор, старается импровизировать, но не каждая импровизация привносит удачный  момент в исполнение. Какая-то импровизация может быть хуже или лучше, какая-то более, а какая менее удачна.
 «Я ехала домой» -  лучше исполнение этого романса это, конечно,  детское, такого хрустального звучания уже не получится у нее никогда. Это возрастное очарование, такого уже не повторить, как бы она ни  пела хорошо этот романс сейчас. А лучшее исполнение «Любо, братцы, любо» - как раз не детское, которым она начинала и что стало чуть ли не гимном наших войск на чеченской войне, а то исполнение, когда она пела в двадцатилетнем возрасте   на фоне декорации кремля и четырех своих ребят в белых казацких гимнастерках. (Не знаю, где происходил концерт). Когда она делает движения  ладонями вперед, жест этот другими просто неповторимый, и когда за голову берется в трагический момент и бросает вниз руки  – это просто восторг. Трагическое тут  подчеркнуто именно инфантильной окраской движения. Тут столько чувства, вернее это так прочувствовано, что рыдаешь, слушая песню, без конца.  Но вот

 29.11.12
   Все-таки «Конь» в исполнении Палагеи и Дарьи Мороз - это лучшее исполнение песни Шаганова-Матвиенко . Как жаль, что Пелагея с Мороз разошлись. И даже Гарик Сукачев, похоже,  пытавшийся их опять сблизить, когда заставлял их петь опять  вдвоем   дуэтом его песню  на своем бенефисе, не очень преуспел. Гарик Пелагею  тоже любит. Ох, да кто ее не любит, как ее можно не любить?!. Есть фотография где он, вытянув губы,  целует ее в щеку, а она, большая девочка, выше его ростом и возрастом уже за двадцать, напряженно зажмурившись, в ожидании поцелуя  улыбаясь во весь рот, еще и сжала свои кулачки перед животом. В кино такое не снимешь, не сыграть такой непосредственности. И нарочно такое не придумаешь...
 Так вот, с Дарьей Мороз. Ведь они так начали вместе делать одно дело, и сценку, которую сыграли они, создавая «Коня»,  – тут мама не права, по –моему, - сценка эта очень интересна здесь,  получился просто клип. Например, настоящий  клип – это одна только песня «Любо, братцы, любо» в том ее, лучшем, исполнении,  с этими ее несколькими трогательными движениями.  Без всяких подтанцовок, забойных тем или, вот, как тут, жанровых сцен. Но и этот «Конь» – тоже  клип. И прекрасный дуэт. Как они дополняют друг друга!.. Дополняют в идейном смысле, Мороз, видимо, тоже хотела этой  революционной борьбы за русское. Надоело уже оголтелое западничество. В ней это есть, и им было вместе хорошо. Я представляю, как им вместе было хорошо, как они понимали друг друга, это ведь было одно поприще. А Пелагея  не простила Дарье предательства, вот так, видите ли. Глупенькая! Предательство нельзя прощать только самому себе, а другим прощать можно, и нужно. Уж ради одного общего дела, чтобы создать еще одного такого вот «Коня», простить можно все, что угодно!

 30.11.12
 И на черта ей это кулинарное искусство на телевидении? Грань, грань важна, когда уже достаточно паблисти и можно двигать русское и без кулинарии в народ. Может быть, я не прав?  Но лучше бы вместо телевизора  диссертацию написала. Ведь идея диссертации у нее великолепна. Отношения зрителей и артиста в зале. Что-то такое, если я опять не ошибаюсь. Кому, как ни ей, это написать, с ее-то умением выражать мысли.  Она ведь умная. Боже, какая она умная при всей ее хохотливостии, при всей ее игре в наивную простушку, это так чувствуется иногда. Иногда даже кажется, что она, как была вундеркиндом, так и остается  вундеркиндом сейчас,  и лишь маскируется под обычного человека. Что-то загадочно-мистическое проступает подчас. И у нее план есть, какой-то всегда есть очень  серьезный план, какая-то непростая себе-на-уме задача, касающийся ее выступлений и поведения, совсем не так просто и невинно, как может показаться на  первый взгляд,  она себя ведет.  Но диссертация… Как жаль… Умеющая рефлектировать, обладающая литературными данными,  только  проанализировать  свои отношения со зрителями, харизматичной личности со слушателями, взглянув с двух сторон . Безумно интересно. И важно. Сколько тут можно понаоткрывать. И так нужно. Это такая современная  тема, может быть, самая главная тема всей теперешней жизни на земле: воздействия харизматичной личности на толпу, на умы; звезды -  на народы. Что делает харизматичная личность  с людьми, что с ними происходит, что  это за механизм? Рефлексия - это когда не только думаешь о себе, но и можешь смотреть на себя со стороны, она этим владеет, у нее бы получилось. Я бы сам взялся за такую тему,  так она интересна, так увлекательна, так многозначна,  рефлектировать я умею, рефлексия у меня есть, но нет -  харизматичности...
   Так вот, могла бы диссертацией заняться,  а  то из-за телевизора, в котором Пелагея уже на всех программах,  вечно времени не хватает.

 01.12.12
  Приглашаю Пелагею с мамой и все ее  группу в свою маленькую гостиницу на берегу Оки в Московской области. Совершенно бесплатно. Я, кроме того, что литератор, еще и отчасти предприниматель. Предприятие мое небольшое и находится  в Сибири. Мы с вами земляки, кстати… А в Московской области в Луховицком районе, в тихой деревушке, в живописнейшем месте, в совершенно есенинских местах (кстати, в  18 километрах - Константиново)   у меня есть дом, где я живу большую часть года, и по соседству на основе бывшего заброшенного магазина построенная мной неизвестно зачем, но, видимо, с подспудной мыслью  делиться этими красотами с другими, потому что ведь так здесь хорошо, что хочется, чтобы еще кто-то это  видел,  -  небольшая  двухэтажная гостиница. На пять двухместных и одноместных  номеров со всем удобствами с двумя большими холлами и в то же время все в старом стиле, с русской печью даже внизу в обеденном зале, и всякими другими прибамбасами.  Можно посмотреть на сайте: www.uchgury.ru.
Приезжайте и живите сколь угодно долго. Может, тишина, какая тут есть,  повлияет  на творческое настроение. Да что говорить, конечно,  повлияет.
Кстати, кто-то говорил, что сноуборд освоил. В  соседней деревне, что примыкает к нашей,  тут  есть зимой и склоны, и  подъемники. И всего-то в 150 км. от Москвы.
 
02.12.12
 Движения ее… Вот мы все помним твист Джона Траволты и Урмы Турман в фильме Тарантино «Бульварное чтиво». Помним вообще всю эту гениальную сцену с изобилием хореографических и мимических этюдов и реминисценций при посещении героями ресторана «Тощий заяц», помним все штрихи и оттенки, а так же оригинальные танцевальные движения,  которые поражают своей новизной и которые  вольно или невольно повторяет теперь  весь танцующий мир, сделав их уже хрестоматийными танцевальными па. Но родоначальниками этих движений явились высочайшего уровня художники, создававшие весь этот, пусть и обременительный для русского человека в своих жестоких сценах, шедевр,  а люди теперь пытаются просто их открытия, в частности, эти танцевальные движения,  повторить. Я не знаю, кто конкретно у них там их придумал, но ушло в народ, к тем, кто не до такой степени художник. И у Пелагеи такие же уникальные движения есть. Жесты художника, но их никто не сможет повторить, потому что тут  надо быть еще Пелагеей. И иметь бездну чувства.  

03.12.12
По поводу секса и движений. В восточной песне (oriant)   танец живота выдала. С голым животом, да еще  с пирсингом и тату на пояснице.  Кстати, опять движения! Не видно, чтобы было  некрасиво или непрофессионально.  Нельзя сказать, что неумело. Но и не школа. Совершенно своя хореография, будто на пустом месте. Лишенная чувственности хореография. Это танец-то живота!  Православная хореография?.. И опять: это танец-то живота? Совершенно ни с чем не сравнить. Но нет даже и намека на нескромность.  И нет чувства неловкости от отсутствия особой похожести на восточные образцы. Просто как будто так и должно быть. Удивительно,  тоже все

05.12.12
    Можно сказать, что Пелагея не очень современна, у Пелагеи нет современной  сексуальной внешности, то есть сексуальной изюминки, чтобы ее всей слушающей аудиторией хотеть. Уж точно не «Виа-гра». У слушателей даже  к ее интимной  жизни  особого интереса нет. Это характерное для нее явление, она даже повода для такого интереса не подает, и в этом тоже ее уникальность, никто ее не представляет снятую папарацци в неглиже или где-нибудь на пляже. Никто не стремится, несмотря на всю ее привлекательность,  такое найти в интернете, в отличие от той же львицы, а лучше бы сказать, крокодила Собчак, проигрывающей Пелагее во внешности по всем параметрам, но изображающей изо всех сил себя сексуальную, и людям приятно найти Собчак в Интернете либо красивой, либо застуканной в безобразном виде.  Понятно, когда не можешь ничем завлечь, остается одно: подчеркнуть  отработанными  теперешней цивилизацией во всех хитростях и тонкостях приемами  последнее, что ты имеешь – свой пол. Свой секс.  -  Пелагея  выпадает из списка, из всего этого мира звезд.  Можно сказать  о ней: нет секса. Такое могут люди говорить. Всякое на эту тему могут говорить. У нее секса нет…  Зато у нее есть то, чего у них никогда, сексуально озабоченных,  не будет! У нее есть голос, у нее есть ее ангел-вдохновитель, у нее есть внутри  божество, позволяющее ей делать то, что она делает. Какой, к ляду, по сравнению с этим всем может быть еще их секс?!.
 Кстати,  у них это модное главенство секса во всех областях жизни – от их комплексов. Я это могу с уверенностью сказать, потому что сам такой. Комплексов, которые  по психоаналитическому завещанию  Фрейда все пытаются избежать и которые все пытаются изжить. Изживание и преодоление комплекса  ставится современным обществом вообще за  цель и предназначение и самым главным делом в жизни. Но не получается избавиться, даже со всеми этими психоаналитиками не получается, и потому люди ничего не могут, кроме этих их   «трахнуть» или «соблазнить». Что тоже очень понятно: люди просто больше ничем не могут себя отметить в мире.  У них такой спорт, этим они компенсируют свою никчемность и ненужность на свете. А у Пелагеи нет комплексов. Обращали внимание?  Ей и не нужен наш sex. И что бы она ни делала, она всегда все делает естественно, без неловкости, «не комплексуя». И поэтому-то все хорошо и получается, и неловкости никто не чувствует, наоборот, тихую зависть ощущают,   всё  естественно,  с завидной простотой,  и во всех видах и на всех фотографиях она хороша и даже в невыигрышном положении тоже хороша  - а когда в выигрышном, особенно с улыбкой, тогда это вообще просто  прелесть.
Есть в мире Мерлин Монро, одна на весь мир, которую все мужчины земли считают эталоном.  И она и есть эталон, эталон чувственной красоты, к которому тянутся все мужчины земли, и есть совершенно необъяснимое явление такой красоты, как у Пелагеи. Русская красота.
  Конечно, с приближением к возрасту, когда все молодые девушки начинают казаться  красивыми, трудно быть объективным. Легко попасться на сентиментальности. Красива ли она? А что, разве нет?..
 
08.12.12
 От молодости у меня осталась одна заготовка незаконченного романа или рассказа, начинающаяся так:  
   «У певицы Журавлевой   была очень короткая шея и большая щербинка меж передних  верхних зубов.  Но когда она обнаруживала свой голос, когда она начинала петь,  она для всех становилась удивительно красивой. Никто, слушая ее голос,  не мог равнодушно на нее смотреть, у всех обливалось нежностью сердце. А  ее улыбку вместе с этой щербинкой люди просто обожествляли. Ее лицо печатали на плакатах, афишах и постерах и даже на магазинных пакетах. И везде с этой ее простодушной улыбкой. Пожалуй, не было в стране квартиры, где бы не висело ее лицо. В нее влюблялись все поголовно».   Ну и так далее…
(Позже, кстати,  ее назвали примадонной).  
А ведь Пелагея обворожительна даже когда и не поет.
 Потому что в ней  и тут таится нечто харизматичное, что-то и во внешности, хотя   она притягивает как бы не телесным, не  по современному трафаретному образцу, но вот,  что удивительно, телесное-то предполагается все равно, причем и телесное прекрасное, просто оно, телесное, на втором плане, в тени.  Пелагея - это другая цивилизация.  Такие типажи были, видимо, в нашей пра-пра-истории. Она и тут русская больше нас всех.
 
Если не русское, то обязательно западное, другого не дано. Во всех смыслах человеческой жизни происходит это разделение. Западу противостоит только Русь.
Пелагея и вырождаться-то, как все звезды, и «бронзоветь», превращаясь в «заслуженную и успешную»,  тоже будет, видимо, по-особому, нетрафаретно.
Стоит, видимо, посмотреть...
А пока в « Голосе» на первом канале она, как бы там ни было, все равно продолжает подкупать своим  прямодушием и простотой…
 
 А может быть, действительно растрачивает свою энергию и ее не хватает  для песен?..

30.12.12
    Нет, забираю свои слова назад. Все-таки и в «Голосе»  она сумела показать себя и продавить свое. Безусловно, три месяца ее оставляла без энергии эта программа.  Может быть, и «Вишневый» сад был поэтому у нее не так хорош, каким мог бы быть. Потому что все силы забирала это сумасшедшая работа. Но не напрасно. Во-первых, и программа по выявлению талантов была  фантастическая, первый раз за двадцать лет  после этих тупых фабрик звезд, сделанная как будто осознавшим свои ошибки по коммерционализации искусства, из-за чего и был скандал вокруг Пелагеи и Мороз в 2009 г,  Ю. Аксютой,  директором музыкальных программ на первом канале, на восхищение хорошо. А во-вторых, отдавая все силы этой опять же культуртрегерской работе, Пелагея и выложилась  со всей душевностью, на какую она может быть способна, и не побоялась опять ввернуть народное и сложное и истинно музыкальное и тут, и спела под занавес программы последнюю песню дуэтом со своей подопечной татаркой Эльмирой Калимуллиной, португальскую песню cancao do mar, сложнейшую в голосовом отношении, на португальском, и еще и на татарском, и на русском языках, рискуя в самом финале показаться старомодной, слишком камерной, и потерпеть провал,  когда даже Градский со своей претенденткой пел попсу, пусть даже и хорошую попсу, чтобы понравится телезрителям,  Пелагея под самый конец, после исполнения на протяжении проекта своими ребятами достаточного набора  английских западных попсовых шлягеров,  как танк, как женщина, которая и коня на скаку  остановит, мужественно все равно настояла на истинном.  На народном. Не на народном, так на настоящем. Не на русском, ну так на  португальском,  на татарском! На самом главном, без всякого намерения понравиться попсе. Толпе. На португальском,  арабском, тюркском,  татарском . Мы ведь одна страна…Искусство - это одна страна.    Я даже подумал поначалу, что это завальный вариант, что не пройдет, не «прокатит», что не та обстановка, не та ситуация, не те условия, но она осмелилась и опять победила, она сделала, она «сделала это»! Она все равно очаровала аудиторию,  а потом еще и русским текстом в своем подпеве и своими неповторимыми заготовками  добилась восторга слушателей, (так что об этой песне ценители вспоминают до сих пор). Вытянула песню, вытянула истинное, отстояла задуманное все равно,  превратила их дуэт  в нечто мистическое, в феерическое,  вышибающее слезу.  Молодец. Ничего не скажешь. Уникальная девочка! Только за одну искренность и подлинность, за мужество в искусстве,  ей можно дать национальную премию и даже  орден.

07.01.13
     Сдается мне, что Пелагея, когда выбирает для репертуара что-то народное или когда выходит петь старинные русские песни, она даже и не испытывает никаких патриотических душевных движений, какие испытываем, восхищаясь ее смелостью и просветительской деятельностью, скажем,  мы. Ну, выражусь  откровеннее и проще, какие испытываю, слушая ее, скажем, я. А сама  Пелагея даже и не замечает, что совершает какой-то поступок и, берясь за новую песню,  не разбирает,  западный шлягер это, или русская народная песня, или ария. Для нее все одинаково, у нее другой подход. Для нее  нет никакой борьбы, никаких спекуляций, никаких искушений, антагонизмов, преодолений себя, отстаивания наших, патриотов,  греющих нас  принципов. У нее другие критерии. Она поет то, что хорошо. Чтобы принуждать себя, насиловать, чем-то жертвовать, - такого в ней вообще не происходит. Просто все это ее. И западное, и русское, все.
   Вдруг мне так показалось…
    Для нее, на самом деле, близки и любимы и Битлы, и  русские казацкие песни.  Ей все  одинаково хорошо.  Она широка. И все русское, и старорусское, и западное - это все ее культуры. Она не чувствует тут двусмысленности, эклектики. Она эти культуры, как мы,  не противопоставляет. И не считает, например,  что русская культура это варварство и отсталость, которой цивилизованный человек должен стыдиться, а если и обращается к ней, то из жалости и сострадания или из археологического любопытства, и только. Она не считает русское  за отстой, за пройденный этап,  а обращается с ним как с существующим в реальности  живым явлением. Но и западную культуру она не считает чуждой, безбожной и построенной на разврате, делячестве и отходе от нравственных и христианских ценностей, что часто рады вменить этой культуре  мы. И авангардизм ей не чужд, она очень привержена западной культуре.  Для нее нет дилеммы. Это все, хочется повторить,  ее.
    Может быть, и мы воспринимали бы эти культуры так же без антагонизма, подари нам в детстве школа уважение к собственной стране. К прошлому собственной страны.    Развей в нас уважение к старой жизни людей, принадлежащих к великой мировой Российской империи, а еще далее к стране гипербореев-ариев, прародине всего евразийского континента,   коренному народу, давшему жизнь вообще  всем странам, той же Европе, в частности, привей школа уважительное отношение к нашему  старому бытию   не как к «свинцовым мерзостям русской жизни», что нам втемяшивали на уроках литературы,  не как к варварству дохристианского периода, что вдалбливают нам до сих пор  на уроках истории, а как  к недостижимому   уже для нас, да и ни для кого вокруг, ни для одного народа, совершенному человеческому общественному устройству, до которого и Риму  было очень и очень далеко -   вот тогда бы мы были все миролюбивы, покладисты и с уважением относились бы и  к Западу, как  к себе.
          Почему же с Пелагей такое произошло? Почему она одна такая? Почему в ней единственной такое уважительное, и не снисходительное, и не жалостливое, и не отрицательное, а нормальное теплое   отношение к своему отечеству, к его настоящему и прошлому?..  Одно интервью Пелагеи натолкнуло меня на интересную  мысль, десятилетней давности интервью, почти детское: оказывается, начав рано петь, - что там, в четыре года? -  и профессионально петь, выступая, как самородок и вундеркинд,  в концертах и на разных международных саммитах и форумах,  чтобы не испортить при эксплуатации в детстве и во время подростковой мутации голос, она по чьей-то рекомендации  (неужели опять маминой, и откуда у мамы все это берется?) стала использовать русскую манеру пения, пения, как она говорит,  открытым голосом, которое по медицинско-физиологическим  показаниям наиболее щадяще для связок голосового аппарата растущего и  меняющегося детского организма. И может статься, вот эта практическая вещь, просто практическое использование русской манеры пения, для здоровья, для сохранности голоса, использование из обширного арсенала русских славянских техник и правил жизни, предназначенных и  для труда, и для супружества, и для воспитания детей, и для общежития, и для приготовления пищи, охоты, рыболовства, обыденной жизни, для того, другого, и, вот, и  для  пения… - из множества   техник и правил, которые перечислялись,  скажем, в русских ведах,  абсолютно забытых  нами, вытесненных западными правилами и техниками и западным же, пришедшим к нам в 1Х веке, пусть и русифицированным, но все же западным,   христианством, может статься, именно  эта малость,  практическое использование всего-навсего  одной русской техники, не только сохранило ее голос, но и обусловило привязанность Пелагеи к русской культуре, обусловило ее умение держаться в этой русской культуре как в  родной, мало того, сделало ее человеком даже и не помышляющим себя  без нее, приверженным ей, не теряющим ее из виду и не стремящимся ее преодолеть и как-то из нее вырасти. Ведь  даже эти ее головные уборы,  перевязки и венчики, и длинные платья - это совсем у нее не маскарад, не оригинальничание, не пижонство, а, как и само ее реальное имя, Пелагея, для нее привычная одежда. Она чувствует себя в ней, точно так же как и со своим именем, в кругу людей западного оформления вполне комфортно. Она живет этой одеждой и этой страной, ее историей и стариной...  Получается – это ключик такой… Получается,  всего-навсего техника!   И, надо же, насколько благостны  и живительны оказываются эти русские ключики и техники. Всего-то, включи в школьное образование какую-нибудь одну такую штуковину, одну всего лишь технику,  и мы все будет уважать и любить свою страну. Не надо  много, не надо никакой пропаганды и агитации, идеологической обработки, патриотического воспитания, которые кроме национализма и ксенофобии ничего не несут, включи всего-навсего   в обучение детей сызмальства одно исконно русское древнее  забытое знание, забытое правило, характерное русское пение, например,  или на  физкультуре учебные уроки русского рукопашного боя, или что-то там еще… всего одну кроху, и  мы тогда все, все поголовно, как Пелагея,  станем патриотами своей страны.  Просто. И гениально. Все гениальное всегда просто.
    Еще раз убеждаешься, Пелагея - уникальный человек.
 
 
  См. на этом же сайте "Письма старшему сыну"