Об авторах

 



 

АЛЕКСЕЙ МИХАЙЛОВИЧ МИХЕЕВ и АНАСТАСИЯ ЮРЬЕВНА СНЕЖИНА

    Авторы, дополняя друг друга, пишут уже давно, начав свое творчество кто во времена, когда литература воспринималась как мастерство, как таинство, как мистерия, и все писатели, как к алхимическому камню, стремились к художественному совершенству, к гармонии содержания и формы, делая себе эталонами Тургенева, Набокова, Чехова, Хемингуэя, добивавшегося по его же словам того, чтобы каждая строчка сияла как грань алмаза, Бодлера, Байрона, Тютчева, Цветаеву и Рембо, кто во времена, когда литература стала пониматься уже как модернизм, постмодернизм, экшен, фикшн и нонфикшн, и образцами сделались Толкин, Вербер, Пелевин, Куэльо, Акунин и Донцова, что, кстати, не умаляет заслуг ни писателей, ни времен одного в сравнении с другим. Но, тем не менее, авторы находят взаимопонимание в своем сотворчестве, легко совмещают и временной, и личностный взгляды на мир.

    От выверенных до каждой языковой мелочности рассказов, выполненных в старом ключе стремления к идеалу, до романов, сделанных в совершенно другой манере и с действием в совершенно ином измерении, с иными временем и людьми… - как бы там ни было, основа взаимопонимания авторов в том, что литература должна быть интересной. Умной, насыщенной, содержательной, полезной, но главное, литература, как любое искусство, должна быть, прежде всего, интересной. Увлекательной, привлекательной, захватывающей читателя, она должна иметь красивую яркую упаковку. Искусство вообще должно быть, как красивая женщина, красота которой в одно и то же время и грех, и искушение, а иногда и даже прикрытие недалекости, глупости, а то и разврата, в то же время еще и величайшая загадка жизни, которая сама по себе великая ценность, без чего ни красивая женщина, ни искусство и не существуют, и тайну возникновения чего в них так до конца, как ни бьется, не может разрешить за все тысячи лет своего существования человечество.